Коллекция песен мужских казачьих хоров и фольклорных ансамблей

Слушать песни казаков

  • ВСЕ КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
  • О казачьих хорах

    Видео о казаках


    Хор Жарова на DVD

    OZON.ru Подробнее…

    О хоре Жарова

    ...На сцене он не просто управлял, он создавал и сам настолько упи­вался своим творением, что невольно зара­жал им слушателей. Дальше…

    Станичные песни

    Любят попеть в Кременской станице... В темноте летнего вечерка кто-нибудь каш­лянет и песню заиграет: «Запи-са-ли казака на службицу...» Полностью…

    Рассказ о рыбной ловле на Дону. Мальчик и дед ловят сома. Очерки стародавнего казачьего быта

    Рыболовы



    «Ну, что же, внучек, пойдешь со мной завтра рыбу ловить? Вот посмотри, какое новое удилище я тебе нашел — на средину Донца достанешь! Оно принесет нам счастье Как только «вайтажар» появится на небе вон там, – и дед ткнул пальцем в пространс­тво — нужно итить и будем на месте как раз вовремя. Иди спать пораньше, я тебя разбудю...»

    Давно уже я просил, чтоб дедушка взял меня в собою. Все отговаривался, что я еще малый, что могу заснуть, как бы чего не слу­чилось. И вдруг такое счастье! Дедушка был общепризнанным в хуторе рыболовом: он знал каждый аршин берега Донца и где, ког­да, как и какую рыбу можно взять.

    Спал я плохо. То ли лапша с гусиными потрохами была тому причиной, то ли кар­тошка с бараниной... а может быть ожида­ние каких-то особенных переживаний. Це­лую ночь снились мне чудные картины... Вот широкая долина без конца в длину, окайм­ленная густыми лесами; по деревьям пор­хают разноцветные райские птички; кругом цветы. По средине течет небольшая неви­данная мною речка с чистой, как слеза, во­дой. И полно рыбы: идет рыба плотными ров­ными рядами, словно по команде, как моло­дые казаки на станичной площади. Вот ду­маю, кабы кто подоспел с бреднем, то не нужно бы и ходить на Донец… хватило бы всем... А вдали под леском показалось стадо на­ших свиней. Андрюшка, как всегда, в своих синих с одной лампасиной шароварах и в нанковой синей рубашке, подтянутой ремеш­ком. Кобчик сидит на его левом плече; в правой руке Андрюшка держит длинный конопляный кнут; дудка за поясом; сумка с хлебом через плечо. Андрюшка при полном вооружении. Хочу крикнуть «А-н-н-д-р-ю-ш-к-а!..» и не могу. А он, как нарочно, хлопая своим длинным кнутом, погнал свиней даль­ше. Только и слышу нашу любимую песню. «Пошли свиньи по долине, а за ними старый дед... тому деду восемь лет!»... А на берегу реки замаячило стадо моего друга однолетки Леньки Колбоносова. Сам пастух уселся на крутом берегу, опустив босые ноги до воды и подняв голову вверх, играет на рожке. Льются чудные звуки из незамысловатого инструмента и летят по всем направлениям, возвещая миру о насту­пающем новом трудовом радостном дне. «Сережа ты, Сережа, Сережа пастушок! Заиграй ты мне, Сережа, Во серебрянный рожок!». А под его ногами в воде тысячи разных рыб стоят стройными рядами задумчиво и видимо с наслаждением слушают нежную музыку.

    Хочу вскочить, догнать и рассказать им о чудном видении, и рыбах, марширующих по военному… Наконец, срываюсь с постели, бросаюсь вперед мимо колодезя и прямо на рака... А рак величиною, как бык... От стра­ха замираю. А он прямо на меня и своею громаднейшею клешнею тяп меня за нос. Хочу отвернуться и не могу. Наконец просы­паюсь и открываю глаза: это дедушка двумя пальцами тянет меня за нос.

    — Вставай, рыболов, время итить...

    Нагрузили на плечи удочки и тронулись через левады. Теплая тихая заря. В хуторе полная тишина. Разве только глупый кочет повторит свою известную ноту или во сне заскулит собака. На востоке как будто обо­значилась маленькая краснота. «Смотри... никак след... это кто-то нас опередил. Не иначе, как дед Арсен «Клиновика»...

    «Дедушка, а почему его называют «клиновикой»?

    «Гм, потому, что он раньше дюже любил клиновику пить из-под чужих берез. Вот один раз я его и накрыл, когда он переливал кувшиники… Ну, значит, я его немножко по­трепал за грудки. А потом его и перекрести­ли навсегда; так и умрет с этим прозвищем. Не будет красть!

    Шагай, внучек, шире, чтобы не опоз­дать; думаю, что будет ноне хорошая удача; на Донце должно теперь молоко, — говорит дед.

    Молоко... какое молоко: пресное, кис­лое? А может быть вкусная заквашенка или кисловатая тягучая сюзьма. А кто же его туда принесет? — мелькает в моей голове. Да, не плохо бы теперь протянуть крыночку теплого молочка со свежим душистым хле­бом, а после обеда как следует налечь на кислое холодное из погребка... Я почувствовал сухоту в горле и остановился. Хотел спросить и не решался... Не шутит ли дед?..

    «Шагай шире, говорю тебе, запоздаем, вернемся с пустыми руками.» И я получил укол в спину жесткого пальца деда.

    А вот и Донец. Левая, казачья, сторона пологая, песчаная, покрыта редкими дуба­ми, которые постепенно безжалостно истреб­ляются самими же хозяевами края — каза­ками. При разливе Донца весною все это пространство до самих хуторов заливается.

    Правая, хохлацкая, сторона возвышен­ная. Весь тот берег на много верст покрыт густым лесом. Ширина реки — 80-100 саже­ней. Над рекой плывет безформенная кисея тумана - «молока», создавая иногда причуд­ливые фигуры, постепенно расползаясь по сторонам и исчезая. Тихое и спокойное течение. Вся поверхность широкой реки, сколько видно, рябит подпрыгивающей ры­бой.

    «Видишь, как грает, — говорит, улыба­ясь, дед. Дедушка пальцем показал мне мое место и начал втыкать удилище в землю.

    «Посматривай на эти, а я попробую на сомёнка» — шепнул он мне и, вытаскивая длинный шнур из сумки, заковылял в сто­рону по берегу.

    Я видел, как он уселся на корточки на крутом берегу, всматриваясь в крутящуюся в этом месте воду, с привязанным за руку шнуром. Вскоре он начал «забивать носом гвозди»... Меня тоже клонит ко сну.

    Вдруг я услышал крик — словно стон. И когда взглянул, то увидел дедушку упер­шегося бородою в воду, а ноги в воздухе. В первый момент мне показалось, что он пьет воду... Быстро протер глаза и снова бросил взгляд на воду. Увидел одну плывущую де­дову фуражку. А дед...? Через несколько се­кунд он показался на поверхности. «Кара­ул... Спасайте!..» И снова погрузился в воду

    «У д и л и щ е ... удилище подай...» кричит дед, то погружаясь в воду, то снова появля­ясь на поверхности.

    Я с большой поспешностью подоспел во-время... Прибежал также и дед «клиновика», сидевший от нас в 20-30 шагах и кото­рого мы раньше не замечали. Дедушка схва­тился за удилище и с большим трудом вы­лез на берег, держа почти горизонтально ле­вую руку с врезавшимся в нее шнуром.

    «Чуточек вздремнул... Так он, сукин сын, как дернет меня — я так и нырнул в воду — это сом!» — оправдывался дед. «Ну и хлебнул же я водички... Ну, внучек, спас ты мне жисть; был бы мне каюк, кабы не ты».

    «Это, дедушка, новое удилище принесло счастье.»

    Привязали сноп куги к шнуру и пусти­ли сома гулять по Донцу.

    «Пусть угомонится, потом мы его легко возьмем.»

    Так и случилось. Хвост сома свисал с длинных дрог, когда его везли домой. Такого сома еще никогда не видели в Донце в на­ших местах.

    Словно магнит тянул Донец к себе деда Семена. Почти каждый день шел он с удоч­ками и всегда возвращался с рыбой. Но один раз уже глубокой и холодной осенью дед не вернулся...

    Нашли его потом мертвым на полпути с удочками и рыбой. Новое удилище я спря­тал в сарае. Там оно и осталось, когда я, так тогда думалось, на время покидал родной хутор.

    Франция.     М. А. Петров.

    Рыболовы - читать

    Казачьи хоры и исполнители:
    Кубанский ансамбль Захарченко Хор Сретенского монастыря Донской хор Жарова лучшее Другие Ансамбль Александрова Сакма Братина Хор Валаам Криница Казачий круг Станица

    Проза и стихи о казаках в других статьях: