Коллекция песен мужских казачьих хоров и фольклорных ансамблей

Слушать песни казаков

  • ВСЕ КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
  • О казачьих хорах

    Видео о казаках


    Хор Жарова на DVD

    OZON.ru Подробнее…

    О хоре Жарова

    ...На сцене он не просто управлял, он создавал и сам настолько упи­вался своим творением, что невольно зара­жал им слушателей. Дальше…

    Станичные песни

    Любят попеть в Кременской станице... В темноте летнего вечерка кто-нибудь каш­лянет и песню заиграет: «Запи-са-ли казака на службицу...» Полностью…

    Главная » История казачьих войск » Столетие Кубанского казачьего войска
    Юбилейная статья, опубликованная в эмигрантском казачьем журнале в 1961 году

    Столетие Кубанского казачьего войска



    Вековой наш богатырь,
    Многоводная, раздольная
    Разлилась ты вдоль и вширь...

     

    Кто из казаков, кто из русских людей не слышал этой песни-гимна? У кого не дрог­нет сердце, слыша торжественный, чуточку грустный, берущий за душу напев? Кто мо­жет оставаться равнодушным, слыша:

    Мы, как дань свою покорную
    От прославленных знамен.
    Шлем тебе, Кубань родимая,
    До сырой земли поклон...

     

    Это песнь-гимн Кубанского Казачьего Войска, Войска, где нашли свое последнее и окончательное пристанище и успокоение славные «лыцари» Войска Запорожского — знаменитой Запорожской Сечи.

    Славное Войско Запорожское, образовав­шееся (по данным Военного министерства) в конце 15-го — начале 16-го вв., имело свою блестящую и полную красоты и благородс­тва историю, о которой, к сожалению, в нас­тоящей заметке говорить невозможно. Мож­но только упомянуть, что в борьбе России за выход на теплое Черное море и в деле уничтожения татаро - турецкой угрозы с юга оно сыграло огромную роль. А его госу­дарственно - национальные традиции, неизсякаемая вера в право своего свободного существования, глубокий, подлинно-народный, не от «карлы-марлы», демократизм, выра­ботанный условиями самого существования, взаимная выручка и способность приспособляться к любым условиям жизни были пе­реданы Черноморскому, а потом и Кубанско­му Войску.

    4 июня 1775 г. по приказу имп. Екатерины II Сечь была уничтожена «с истреблением на будущее время и самого названия Запорожс­ких казаков» (слова манифеста Имп. Екате­рины). Это случилось сейчас же после окон­чания русско-турецкой войны 1758-74 гг., в которой запорожцы принимали самое дея­тельное участие как на суше, так и на море, и особенно отличились при взятии Крыма. Во время войны Императрица слала им благодарственные грамоты, указывая в них, что «милостивое отношение» ее к ним все увели­чивается. Их слава была так велика, что вельможи российские по почину графа Па­нина и князя Прозоровского стали приписы­ваться в казаки. В 1772 г. сам «светлейший» ген.-фельдмаршал Потемкин обратился к Кошевому Кальнишевскому с просьбой при­нять его в казаки. Просьба была уважена и он был принят в Кущевский курень, под именем Грицька Нечесы.

    В июле 1774 г. война с Турцией закончи­лась. Россия получила северные берега Чер­ного и Азовского морей, устья Дона, Днепра, Буга и Крым. Завоеванный край получил название Новороссии, а его губернатором был назначен казак Кущевского куреня Грицько Нечоса, но, несмотря на это, отношение к запорожцам со стороны централь­ного правительства резко ухудшилось.

    Ведь само существование вольного каза­чества было вызовом русскому крепостни­честву. Началось заселение края, и вот тут то аппетиты вельмож и прибывающих на земли запорожцев помещиков все больше и больше разгорались. Попытки захвата этих земель кончались печально: имущество помещиков сжигалось, а сами они изгоня­лись за пределы Войска.

    Крепостные, бежавшие к запорожцам, на­ходили у них защиту и покровительство, что, конечно, вызывало неудовольствие и жало­бы помещиков. Жаловались и запорожцы. Екатерина их успокаивала, но в конце кон­цов настойчивые советы вельмож уничто­жить это свободолюбивое Войско, стоящее на пути централизации, одержали верх и участь его была решена.

    В ночь на 4 июня 1775 г. 60-ти тысячный отряд ген. Текели, возвращавшийся в Рос­сию после войны, окружил Сечь, а 20.000 конницы князя Прозоровского прошли на левобережные степи Запорожья.

    В Сечи в это время было всего около 8.000 казаков, ничего не подозревавших, и когда на рассвете они увидали себя окруженными, все взялись за оружие. Увещевания Коше­вого Кальнишевского не имели успеха, и только вышедший с крестом и хоругвями архимандрит Владимир, заклинавший не проливать братской крови, сломил волю за­порожцев. Они не оказали сопротивления, но сдалось лишь 3.000 человек. Остальные же 5.000, избрав Кошевым Ляха, взяв Запо­рожский Образ Покрова Пресвятой Богоро­дицы и часть регалий, на лодках, ночью, пользуясь днепровскими камышами, уплыли в Турцию, где султан дал им землю и поз­волил жить по их обычаям.

    Сдавшиеся были обезоружены и после присяги Екатерине разошлись куда глаза глядят. Часть старшины была арестована. Кошевой Кальнишевский, войсковой судья Павел Головатый и писарь Глоба были от­правлены в Соловецкий монастырь, где и пробыли до самой смерти. Особенно трагич­на была судьба Кальнишевского: его посади­ли в «яму» (темный погреб) на хлеб и на во­ду и только 3 раза в год ему разрешалось выходить в церковь и быть на монастырской трапезе, но без права говорить с посторонни­ми. Он умер 13 окт. 1803 г. на 112-ом году жизни.

    Сечь была разорена. Земли Запорожские вошли в состав Новороссийской и Азовской губерний. 200.000 десятин из числа, принад­лежавших Сечи, были отданы ген.-проку­рору кн. Вяземскому, а 150.000 десят. полу­чил Грицько Потемкин. Часть земель была отдана колонистам - немцам, по 55 д. на ду­шу. Казалось, пришел конец, все погибло. Славному Войску Запорожскому и его «лыцарям» ветры степные пропели вечную память. На место Тараса Бульбы уселись Бобчинские и Добчинские, Земляники и Сквозняк-Духоновские.

    Но приближался 1787 г. Новая война с Турцией. Военные силы России были еще далеко от предполагаемого театра военных действий и отсутствие закаленной в боях, знакомой с обстановкой и противником, ка­зачьей силы почувствовалось очень остро. Потемкин поручил секунд-майору Сидору Белому и Антону Головатому «собрать охот­ников, и конных и пеших, для лодок... из служивших в бывшей Сечи Запорожской»

    Спустя два месяца Потемкин сообщал, что «капитан Захарий Чепига предъявил жела­ние собрать волонтеров». Чепига явился все­го с полусотней казаков, но Потемкин вру­чил ему полковничий пернач и приказал сформировать полк. Белый, Головатый и Че­пига всеми силами настойчиво добивались восстановления Запорожского казачества.

    В конце 1797 г. пешие запорожцы по приказу Суворова сосредоточились в Василькове, где и заложили свой Кош, ввели сечевые порядки, устроили курени и на Раде избра­ли Кошевым С. Белого.

    31 янв. 1788 г. Потемкин извещал «Атама­на и полковника Белого, старшин и все войско» о «Высочайшем благоволении» и о пожаловании Войску земель для поселения в «Керченском куте или на Тамани». Еще 23 янв. указом имп. Екатерины «господин полковник Сидор Белой наречен Войсковым Атаманом».

    Весть о восстановлении Войска скоро до­шла и за Дунай и оттуда одиночками и груп­пами стали прибывать казаки, но главные массы ушедших оставались в Турции и в начавшейся войне воевала на стороне турок.

    Со стороны России на театр военных дей­ствий выступило около 13-ти тысяч казаков, каз. пехотой командовал Атаман С. Белый, а конницей — З. Чепига. Их участие имело самый активный характер. 7-го июня они на своих лодках нападают на турецкую эскад­ру и одновременно тянут за собой на кана­тах большие, немогущие идти против ветра, тяжелые русские судна. 26 июня, под Очаковым, они снова атакуют трехпалубные турец. корабли. Турки разбиты, но смер­тельно ранен Кошевой С. Белый, умерший на следующий день. На его место казаки вы­бирают Захария Чепигу.

    7 ноября каз. флотилия захватывает ос­тров Березань. Через месяц Суворовым штурмом взят Очаков, в декабре Суворов берет Измаил. Во главе центральной штур­мовой колонны был Кошевой Чепига со сво­ими казаками, за что был награжден ор­деном Св. Георгия 3 ст.

    За проявленную казаками в эту войну доблесть в 1788 г. им было пожаловано на­звание Войска «Верных казаков Черноморских».

    Во время войны вопрос о поселении на Тамани отпал и запорожцы начали заселять указанные им Потемкиным земли между Днестром и Бугом, образовав здесь до 25 се­лений и хуторов.

    Перед самым окончанием войны 5 окт. 1791 г. умер Потемкин. Казаки знали, что со смертью его они теряли могущественного и чуть ли не единственного их защитника, что земли, заселенные ими по указу Потемкина, едва ли были ихними, т. к. царской грамоты на их владение у них не было, а раз это так, то с окончанием войны можно было опасать­ся нового 1775 г. и раздела Сечи. Вспомнили о подаренной Потемкиным и обещанной Ека­териной земле на Тамани. Для разведки туда был послан есаул Мокий Гулик с командой казаков, которые прекрасно справились с поставленной задачей. «Ведомость каково положении Таманския и Кубанския земли, с показанием какие где города, крепости и др. места, также рек и соляных озер», пред­ставленная Гуликом Черноморскому Кошу, является шедевром во всех отношениях. По­дробное описание края, по словам проф. Ф. А. Щербины, было составлено «по приемам существовавшей в Зап. Европе во 2-ой половине 17 в. описательной школы статистиков, за 16 лет раньше, чем было напечатано в России первое научное сочинение по стати­стике».

    В то же время в Петербург, к царице, была отправлена с прошением депутации во главе с Войск. Судьей Антоном Головатым. В прошении, после ссылок на службу Вой­ска, Кош просил выдать «всемилостивую грамоту» на «вечно спокойное потомствен­ное владение» землей «на Тамани с окрест­ностями оной».

    Головатый проявил большие дипломати­ческие способности и, несмотря на тогдаш­нюю медлительность ведения дел, в три ме­сяца добился результата: 1 июня 1792 г. бы­ли подписаны Екатериной выданные Черно­морскому Войску жалованные грамоты. Их было две. Первая — на владение землей по Кубани «со всякого рода угодьями, на водах же рыбными ловлями...», на право внутрен­ней торговли и продажи вина, на право ус­тройства земскаго управления» и т. д. Эта грамота, подтвержденная позже и другими императорами, является основной грамотой на право владения землей Кубанского Каз. Войска. Но самоуправления Войску дано не было и оно подчинялось Таврическому гу­бернатору.

    Вторая грамота была об удовлетворении частных просьб, розыске задержанных поме­щиками казаков, о возвращении им их иму­щества и т. д. По ней же отпускалось 30 000 руб. на «снабжение неимущих», и устанав­ливалось ежегодное пособие в 20 000 руб. для оплаты жалования старшинам и казакам, несущим «пограничную стражу от народов закубанских».

    В августе 1792 г. началось переселение черноморцев на Кубань, которое продолжа­лось почти два года.

    Первыми приплыли из Аккермана в Та­мань, огибая Крым, 3847 казаков на 51 лодке под командой полк. Саввы Белого.

    Вслед за флотилией пришел через Керчь полк. Кордовский с двумя пешими полками и частью семейств, расположившийся около Темрюка.

    2-го сентября через бывшие земли запо­рожцев на Днепре, через Дон, огибая Азов­ское море с севера, выступил Кошевой З. Чепига с конницей, пехотой, обозом, цер­ковью и войск. регалиями. Почти два месяца тянулся этот поход. Наступила распутица. Пришлось зазимовать на Ейской Косе в Хан­ской крепости, где были запасы продоволь­ствия, а около — хорошая рыбная ловля и пастбища для скота. Весной следующего го­да Чепига пришел наконец на Кубань и расположился при впадении Карасуна в р. Ку­бань. Здесь была построена крепость, в ее центре — церковь, а вокруг — курени для «товариства». Это был Екатеринодар.

    На Днестре еще оставалось с войск. су­дьей А. Головатым немало казаков, гл. обра­зом семейных, и семьи уже ушедших на Ку­бань. Было также и несколько селений, не желавших переселяться — впоследствии все они попали в крепостную зависимость к при­ехавшим сюда помещикам.

    15 марта 1793 г. Головатый отправил первую партию переселенцев с секунд-май­ором Шульгой, а 15 июля выступил и сам с оставшимися казаками. Через Крым, он при­был на Тамань 15 авг.

    На Днестре А. Головатый оставил есау­ла Черненко на случай, если найдутся еще желающие переселяться. Черненко собрал 700 человек, но т. к. это была беднота, не имеющая никаких средств, то по распоряже­нию Суворова они были отправлены сначала в Одессу, где должны были отрабатывать в порту свой переезд, и уже потом были пере­везены на Кубань.

    Всего переселилось около 20 000 чело­век, из них 12 600 мужчин.

    Первые годы пребывания Черноморцев на Кубани были очень тяжелыми.

    С 1783 г. Кубань была пограничной ре­кой между Россией (правый берег) и черкес­скими племенами, находившимися под про­текторатом Турции (левый берег и Закубанье).

    В 1778 г. Суворовым был построен по Кубани ряд укреплений от ее устья до ук­репления Царицынского (позже ст. Кавказ­ская), которые занимались армейскими гар­низонами. Других поселений не было. Земля была хорошего качества, но над ней нужно было еще много поработать. Были и хоро­шие пастбища, но также много водилось и всяких хищников, от которых нужно было

    охранять табуны и стада, как и от черкесов. Непроходимые же плавни Кубани отлича­лись очень нездоровым климатом и обилием комаров.

    Сразу после своего переселения Черно­морцы заняли кордонную линию и начали пограничную службу. А уже в июле 1794 г., т. е. меньше, чем через пол года, два пятисо­тенных полка, под командой Кошевого, бы­ли отправлены в Польшу, где участвовали во многих боях и во взятии Праги (предме­стья Варшавы).

    В 1796 г. два пеших полка с Войск. Су­дьей А. Головатым были отправлены в Пер­сию.

    28 янв. 1797 г. в Баку умер командир русской флотилии и десантных войск на Каспийском море бригадир Антон Андрее­вич Головатый, а за две недели до этого скончался Кошевой — ген.майор Захарий Алексеевич Чепига.

    Не зная еще о смерти Головатого, каза­ки избрали его Кошевым. Павел I избрание утвердил, но известие о смерти все это нару­шило, и Павел I назначил сам, находившего­ся в Петербурге по делам Войска, Войск. писаря Т. Котляревского Войсковым Атаманом. Этим актом было упразднено в Войске избрание Атамана и он стал назначаться сто­личной властью.

    В 1794 г. Войсковыми властями был из­дан акт «Порядка обшей пользы», по которо­му Войско было разделено на 5 округов (Екакатеринодарский, Фанагорийский, Бейсугский. Ейский и Григорьевский). Управле­ние округа состояло из полковника, есаула, хорунжего и писаря. В каждом округе было по 8 куреней. 38 из них имели старые запо­рожские наименования и 2 было новых: Екатериненский и Березанский. Акт давал пра­во каждому казаку «в городах и селениях по желанию иметь свои дворы, а в степи хуто­ра и мельницы», а старшинам «яко вождям - наставникам... определять им земли по штат­ной росписи... на вечно-спокойное владение». Таким образом, акт этот послужил началом раздачи войсковых земель в частную соб­ственность.

    Каждый курень должен был посылать казаков на определенные кордоны, снабжая их обмундированием, оружием и продоволь­ствием.

    Большое протяжение пограничной ли­нии, малое количество казаков, все более усиливающиеся нападения черкесов надолго отрывали казаков от ведения хозяйства. В куренях оставались только казачки, дряхлые старики и дети, что плохо отражалось на благосостоянии края.

    По ходатайству нового Войскового Ата­мана подполк. Ф. Я. Бурсака, назначенного после двухлетнего атаманства Котляревского, для увеличения населения с 1809 по 1811 год было переселено из Полтавской и Черни­говской губ. 41 534 души обоего пола. Позже, при Атамане Матвееве, в 1821-25 гг. было переселено еще 48 392 чел. Расселившись частично по старым куреням, переселенцы образовали и 18 новых. 16 февр. 1801 г. имп. Павел особой грамотой подтвердил права черноморцев на землю. В 1802 г. была произ­ведена новая реорганизация Войска: выстав­лять 10 конных и 10 пеших полков (по 5 со­тен), старшины были переименованы в офи­церы и производил их Государь. В 1803 году было открыто первое Войсковое училище для каз. детей и устроено несколько заводов.

    В 1811 г. была сформирована Черномор­ская гвардейская сотня, развернутая в 1842 году в 2-х эскадронный дивизион и вклю­ченная в состав Гвар. Корпуса.

    В 1816 г. инжен.-майор Ф. Я. Бурсак, пробывший атаманом 17 лет, по старости ушел в отставку, его сменил подполк. Мат­веев, пробывший Атаманом 5 лет. Он умер в 1827 году и на его место был назначен ген. Безкровный. 26 апр. 1827 г. было введено но­вое «положение» о Черноморском Войске. Войсковой Атаман переименовался в Наказ­ного, куреня — в станицы, Войсковое Пра­вительство заменялось Войск. Канцелярией Каз. самоуправление урезывалось и сохранялось только в станицах.

    Атаманство Безкровного совпало с Ту­рецкой войной 1828-29 гг., которая потребо­вала чрезвычайного напряжения Войска: 2 конных и 2 пеших полка с арт. ротой были отправлены в Фанагорийскую крепость, 2 конных и 2.пеших полка — под Анапу, где они и оставались до ее взятия (12 июля 1828 года), 4 пеших и 1 полк конницы были ко­мандированы в Усть-Лабу, 2 полка ушло в Крым, один полк был в Польше и 2 действо­вало на Дунае. Усиление охраны кордонной линии вызвало мобилизацию даже преста­релых казаков. Станицы совершенно обезлюдели и обеднели.

    В 1830 г. на место отрешенного от дол­жности Атамана Безкровного был назначен ген. Завадовский, остававшийся Атаманом до 1853 года, но фактически он управлял Войском до 1842 года, когда занятый коман­дованием Кавказской линией и Черноморьем, передал управление Войском началь­нику Войск. Штаба ген. Рашпилю.

    В 1842 г. было издано последнее «положе­ние» о Черноморском Войске, касавшееся всех отраслей службы и жизни казаков, раз­делившее военное и гражданское управле­ния и определившее порядок землевладения. Черноморье стало делиться на 3 округа: Та­манский, Екатеринодирский и Ейский.

    При Атамане ген Г. А. Рашпиле в 1851 г. была открыта Войсковая гимназия, а для де­вушек учреждена Мариинская женская Пу­стынь.

    В это время Войско должно было вы­ставлять 1 дивизион Лейб-Гвардии, 12 кон­ных полков, 10 пеших батальонов и 1 конно-арт. бригаду.

    Завадовский и Рашпиль много сделали для улучшения условий жизни казаков и несмотря на беспрерывные военные действия рождаемость стала превышать смертность: за 10 лет, с 1851 г. по 1860 г., население уве­личилось с 133 444 чел. до 177 434 человека.

    В 1852 г. умер ген. Рашпиль и обязанно­сти Атамана были возложены на начальни­ка Штаба ген. Кухаренко, который был по­следним Атаманом из коренных Черномор­цев.

    В 1853 г. началась Крымская кампания. От Черноморцев в ней приняли участие в Крыму Сводный конный полк и 2-ой и 3-й пластунские батальоны, покрывшие себя не­увядаемой славой на 4-ом бастионе Севасто­поля. Конный полк дважды был победите­лем в боях с турецкой и английской кавале­рией.

    Остальные казаки, вместе с донцами, на­ходились на защите побережья Азовского и Черного морей.

    Летом 1855 г. ген. Кухаренко был заме­нен первым Наказ. Атаманом из не казаков: ген. лейт. Г. И. Филипсоном. При нем было положено начало судоходства по Кубани, для чего был куплен английский пароход.

    В 1858 г. Казачьи Войска перешли в Уп­равление Иррегулярных войск, переимено­ванное впоследствии в Главное Управление Казачьих Войск.

    В 1860 г. ген. Филипсон получил новое назначение. На его место был назначен ген. Кусаков, который был последним Атаманом Черноморского Войска и первым Атаманом Кубанского, образованного в этом же году путем соединения Черноморского Войска с 6-ю бригадами Кавказского Линейного Каз. Войска (Кавказской, Кубанской, Ставрополь­ской. Хоперской, Урупской и Лабинской). Население вновь образованного Войска было около 160 000 душ. Территория — земли Войска Черноморского, от побережья Азов­ского моря и устья Кубани до устьев Лабы, и земли Кавказ. Линейн. Войска от устьев Лабы до границ Терского Войска. На севе­ро-восток — до границ Ставропольской губ. (часть ее в то время вошла в состав Войска), на север — до границ Войска Донского. Закубанье завоевано еще не было.

     

    ***

    Основой Кавказской линии были посе­ления в Ставрополье и на Тереке (гребенские и терские казаки). Первая Кавказская линия была организована еще по приказу Потемкина в 1774-75 гг. Проходила она от Черкасска до Ставрополя и дальше на Моз­док, вне пределов образованного позже Ку­банского Войска. Ее занимали армейские ча­сти и 6 донских полков.

    В 1778-79 г. в районе Ставропольской крепости был поселен Хоперский полк. Хо­перский полк был сформирован в 1767 г. из казаков Новохоперской крепости, построен­ной на Хопре в 1716 г., после подавления Булавинского движения, когда все городки дон­ских казаков по Хопру были уничтожены. При основании крепости были вызваны доб­ровольцы из донских казаков и запорожцев. Полк получил старшинство с 1696 года за участие хоперцев во взятии Азова в 1696 г. По нему же считалось и старшинство Кубан­ского Войска.

    Когда в 1788 г. Суворов организовал впереди Кавказской линии, по правому бе­регу Кубани, вверх по ее течению, начиная от Воронежского редута, новую укреплен­ную линию, туда были направлены донские полки, хоперцы оказались в тылу и несли службу только по станицам и на постах 2-ой линии. Они же были резервом в случае на­падения горцев и для экспедиций за Кубань.

    В 1794 г. на Кубань были переселены 1000 донских и 125 волжских каз. семейств, образовавших Кубанский полк (в 5 сотен), расселившийся по станицам: Усть-Лабинской, Григорополисской, Прочноокопской, Воровсколесской и Темнолесской, то есть на протяжении 300 верст. В таких условиях ох­рана границ не могла быть надежной и нуж­но было думать об увеличении населения. В тылу Кубанского полка стали селиться кре­стьяне, которые вскоре были приписаны в казаки. Так возникли селения Новомарьевское (1794), Старомарьевское (1795), Рожде­ственское, Каменобродское (7198) и др.

    В 1862 г. были переселены из Изюмского и Старобельского уездов Харк. губ. 3 277 казаков бывшего Екатеринославского Каз. Войска, поселившихся в стан. Ладожской, Тифлисской, Казанской и Темижбекской и образовавших Кавказский полк. Так как Кавказский полк вклинился в расположение Кубанского, стан. Усть-Лабинская перешла в Кавказский полк, а Темижбекская — в Ку­банский.

    В 1825-27 гг. левый фланг Кубанского полка выдвинулся на берег Кубани, и из ка­заков и крестьян были образованы станицы Убеженская и Николаевская. В это же вре­мя хоперцы были переведены на новую ли­нию, образовав станицы Баталпашинскую, Беломечетскую, Невинномысскую, Бекешевскую и Карантинную.

    Служба линейцев была та же, что и у черноморцев: охрана границ, экспедиции за Кубань и участие во внешних войнах Рос­сии.

    Так как станицы образовались почти на границе, казаки фактически несли службу дома и могли уделять время для хозяйствен­ных работ, что выгодно отражалось на их благосостоянии. Линейцы жили лучше чер­номорцев. Но и станицы строились, как ук­репления.

    В 1832 г. из казачьих полков на линии было образовано Кавказское Линейное Вой­ско с Наказным Атаманом ген. П. С Верзилиным. В этом же году был сформирован Лб. Гр.. Кавказский Линейный полуэскадрон.

    В 1837 г. Наказ. Атаманом был назначен на место ген. Верзилина донской казак ген. лейт. С. С. Николаев. При нем в 1845 г. было издано первое и единственное «Положение» о Кавказском Лин. Войске. Жизнь Войска была организована по военному образцу, вы­борное начало отсутствовало, даже атаманы станичные назначались свыше.

    В период объединения полков в Кавк. Лин. Войско, на самом опасном участке ли­нии — Баталпашинском, был назначен ко­мандующим ген. Засс, оказавшийся отмен­ным полководцем и администратором. Вско­ре он был назначен начальником правого фланга Кавказской линии. Перейдя Кубань, он организовал на Лабе Новую или Лабинскую линию. В 1841 г. из казаков старой ли­нии (по жребию), переселенцев из малорос­сийских туб. и отставных солдат Кавказ. Корпуса были образованы на ней станицы Лабинская, Чамлынкая, Вознесенская и Урупская, выставлявшие Лабинский полк.

    В 1858 г. с продвижением вперед была сформирована Урупская бригада и построе­ны укрепления Майкопское и Псебайское и станицы Спокойная, Подгорная, Передовая, Исправная и Сторожевая.

    В 1848 г. умер Атаман ген. Николаев. Его заменил ген. Ф. А. Крюковский, убитый че­ченцами 18 янв. 1852 г. Его пост занял ген. майор кн. Г. Р. Эрастов, пробывший Атама­ном три года до 1855 г. Последним Атаманом Кавказского Линейного Войска был ген. ма­йор Н. А. Рудзевич.

    В 1860 г. Кавказское Лин. Войско прекратило свое существование. Шесть право­фланговых бригад, присоединившись к Чер­номорскому Войску, образовали КУБАН­СКОЕ Войско, а остальные три бригады, со­единившись с гребенскими и терскими каза­ками, образовали Войско ТЕРСКОЕ, причем управление Черноморского Войска переиме­новано в Кубанское, а Карказского — в Тер­ское.

    Париж.                        Малышко.

    РК № 30 СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ I960 г.

    Столетие Кубанского казачьего войска - читать

    Казачьи хоры и исполнители:
    Кубанский ансамбль Захарченко Хор Сретенского монастыря Донской хор Жарова лучшее Другие Ансамбль Александрова Сакма Братина Хор Валаам Криница Казачий круг Станица

    Об истории казачьих войск в других статьях: