Коллекция песен мужских казачьих хоров и фольклорных ансамблей

Слушать песни казаков

  • ВСЕ КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
  • О казачьих хорах

    Видео о казаках


    Хор Жарова на DVD

    OZON.ru Подробнее…

    О хоре Жарова

    ...На сцене он не просто управлял, он создавал и сам настолько упи­вался своим творением, что невольно зара­жал им слушателей. Дальше…

    Станичные песни

    Любят попеть в Кременской станице... В темноте летнего вечерка кто-нибудь каш­лянет и песню заиграет: «Запи-са-ли казака на службицу...» Полностью…

    Главная » С песней по белу свету » Возвращение в Европу
    Поездка хора Жарова в Алжир, далее в Испанию и Францию. Окончание концертного сезона 1931-1932 годов

    Возвращение в Европу



    Первый концерт после С.-Барбара был дан в Солт-Лейт-Сити, по ту сторону перевала у Мормонов. Петь там пришлось в храме, вер­нее в молитвенном доме «Табернакле», с де­сятью тысячами мест. Это был, пожалуй, са­мый большой закрытый зал, который когда-либо удавалось встречать. В этом огромном зале каждое воскресенье происходят собра­ния этой секты, на которых всегда поет свой любительский хор больше чем в триста че­ловек. Поет он много и поет хорошо. Раньше их пение передавалось по радио в Нью-Йор­ке, где его можно было послушать по воскре­сеньям, кажется в II час. утра. Слышали его и мы. Пел он уверенно и стройно, но чувство­валось отсутствие основы: вторых басов и октав. На нашем концерте зал был полон и пелось легко.

    Дальше пели мы в Денваре, Колорадо и Канзас Сити, по пути пели в Топико и еще в одном небольшом городе. После Канзас Сити, в сторону Нью-Йорка, страна так насыщена городами, что решительно невозможно при­помнить, где и в какой сезон давались кон­церты.

    В Нью-Йорке дали мы несколько повтор­ных концертов, из которых один или два в опере «Метрополитен». За двадцать одну не­делю, не считая рождественского перерыва, не пели мы только во Флориде, да в некото­рых южных городах, и к концу марта снова вернулись в Германию, где экономическое положение ухудшилось еще больше. Коли­чество дававшихся нами концертов сильно уменьшилось и хорошо помню, что на Пра­вославной Страстной неделе хор пел в Пари­же, а затем в Марселе.

    На первый день Пасхи погрузились мы на товаро-пассажирский пароход, шедший в Ал­жир. Кто то из хористов вез из Парижа ку­лич и крашенные яйца — этим и разговелись. На том же пароходе ехал и знаменитый испа­нский тенор Флета, как-то рано сошедший со сцены. Прошли мимо каких то островов и на второй день подходили к африканским бере­гам. Все торчали на палубе, всем нетерпелось увидеть Алжир. И вот на мглистом горизон­те появилось расплывчатое белое пятно. Кто-то сообщил, что это и есть Алжир. В исчеза­ющей туманной дали постепенно обозначался город, принимая все более ясные очертания. Он был сказочно бел. Уже виднелись отдель­ные большие здания и все нагромождения ма­леньких построек — и все белое. Как краси­во выглядело это с моря!

    Разместились мы в отеле на главной улице, против мечети, которую сразу же пошли ос­матривать. Огромное круглое помещение бы­ло почти пусто. Ни росписи и никаких укра­шений внутри не было. Главная улица выгля­дела прекрасно, красивые постройки, всюду чистота. Одна из боковых улиц, с широкой аллеей-цветником посередине, поднималась к подобию чего то вроде дворца. Все это было белое.

    В стороне от центра улицы носили другой характер — чисто арабский: они были узки и извилисты. На более тщательный осмотр времени не хватало, да и не было особого ин­тереса. Концерт наш, как и всюду, прошел прекрасно и на другой день, ранним утром, хор поездом отправился дальше в направле­нии Константины. Администратор хора к от­ходу поезда опоздал и догнал нас на такси на второй остановке. Поезд шел медленно, в вагонах стояла невыносимая изматывающая жара, а открывать окна было бессмысленно, снаружи врывалась в вагон лишь струя рас­каленного воздуха. Пел хор в Константине, пел и еще в одном небольшом городе...

    Проехали Бизерту, последнее убежище на­шего военного флота после эвакуации Кры­ма. Это был уже Тунис. Не помню, сколько времени тащились мы до города Туниса; об­щий вид города был типично восточный: ули­цы запутанные, дома не ахти какой красоты и опрятности. Откуда то все время лилась тоскливая, заунывная музыка, По первому впечатлению, осматривать в городе было не­чего. После утомительного пути завалились мы отдохнуть. Отдохнув, оделись и собрались пойти в кафе, выпить чашку кофе.

    Когда я с плащем на руке шел по коридору отеля, навстречу мне бежал один из хо­ристов, еще издали громко предупредивший: «раздевайся, русский убил президента Фран­ции». Такой ужасной и вместе с тем нелепой новости трудно было поверить, до того она ни с чем не вязалась и само убийство ничем не оправдывалось. Вскоре узнали и фамилию убийцы — Горгулов. О каких либо концертах на территории Франции в тот момент не мог­ло быть и речи, и мы оказались обреченны­ми на невольное Туниское сидение. Против нашего отеля находилось кафе, где подава­лись чудные круасаны собственной выпечки. Там мы все и объединялись, делились новос­тями и... поедали несчетное количество круа­санов, которые хозяин едва успевал выпе­кать.

    У одного из хористов явилось желание вос­пользоваться случаем и побывать на разру­шенном кладбище некогда грозного Карфа­гена. Затея понравилась. До кладбища боль­ше десяти километров и съездить туда мож­но было небольшим автобусом, курсировав­шим по тем местам, По приезде нас поразило, что эти исторические места были в таком за­брошенном состоянии. Смотреть фактически было не на что. Жалкие остатки былого ве­личия, обломки надгробий, куски мраморных плит, торчащих из земли коленок. Возмож­но, что все более ценное давно было забрано в музеи, но возможно, что и римляне, дейст­вительно, не оставили камня на камне. Почти незамедлительно возле нас появился закли­натель змей, но змея его была что то подоз­рительно вялая, может быть — «ленивая» Увековечили мы эту поездку фотогра­фиями.

    Не помню уже, сколько времени просидели мы в Тунисе без дела. Время тянулось мед­ленно и нудно. Большую его часть проси­живали в кафе. В один прекрасный день бы­ло объявлено, что мы едем давать концерт в «Русскую Бизерту», и на следующий день хор покинул несчастливый для нас Тунис.

    На концерте в Бизерте было полно рус­ских, многие из них заходили к нам за кули­сы, приглашали в гости, или на ужин в рес­торане. Много охотников не нашлось, т. к. ра­но утром предстояла длинная поездка в Оран. Утром, когда поезд уже подошел к пе­ррону, выяснилось, что одного хориста еще нет. Квартирьер бросился в отель, где жил отсутствующий. Благе, что отель был рядом с вокзалом, т. ч. через три-четыре минуты в припрыжку мчался обратно квартирьер с че­моданом в руках, из которого торчало нас­пех набросанное в него «имущество», а за квар­тирьером спешил проспавший. Волосы его были растрепаны, в одной руке какие-то носи­льные вещи, а другая поддерживала не зас­тегнутые грозящие быть потерянными шта­ны. Картина была веселая, жаль, что не ус­пели заснять. Наш обратный путь был чрез­вычайно долгим и тяжелым. Мы пересекали Алжир во всю длину его побережья. Крыши вагонов были так накалены солнцем, что внутри трудно было дышать. Минуя город Алжир, хор ехал в Оран лишь для того, что бы там сесть на пароход, идущий в Марсель. Так неожиданное и нелепое трагическое про­исшествие скомкало все наше северно-афри­канское турнэ.

    Пароход, на который мы погрузились в Оране, был значительно больше и благоуст­роеннее того, который доставил нас в Алжир. На него же погрузилась рота легионеров, состоявшая из молодых немцев, перебрасы­ваемых в какую то другую колонию. Во всех городах Алжира нам уже приходилось встре­чаться с легионерами, среди которых были и русские. Один из них, встреченный в гор. Ал­жире, поведал нам о их жизни. К сожалению, все рассказанное им уже улетучилось из па­мяти.

    Когда мы вышли из порта, взору предста­вился весь Оран. С моря он был такой же бе­лый, как и Алжир, но, меньший по размерам, он казался более уютным, а на расстоянии прямо игрушечным. По пути пароход зашел в Барселону и наконец мы прибыли в Мар­сель. Этим и закончился наш сезон 1931-32- го года.

    Возвращение в Европу - читать

    Казачьи хоры и исполнители:
    Кубанский ансамбль Захарченко Хор Сретенского монастыря Донской хор Жарова лучшее Другие Ансамбль Александрова Сакма Братина Хор Валаам Криница Казачий круг Станица

    С ПЕСНЕЙ ПО БЕЛУ СВЕТУ. - Доброволец Иванов в других статьях: